Согласие бывшего супруга на продажу недвижимости

Отношения между бывшими супругами регулируется положениями статьи 253 Гражданского кодекса РФ, положения которой не предполагают получение нотариального согласия второго супруга на совершение сделки с недвижимым имуществом.




ВЕРХОВНЫЙ СУД 
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 апреля 2017 г. N 16-КГ17-4

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Юрьева И.М.,
судей Горохова Б.А. и Назаренко Т.Н.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Подлобкова А.С. к Подлобковой Н.А., Рустемовой В.В. о признании договора дарения доли в праве собственности на жилой дом недействительным, признании имущества совместно нажитым, признании права собственности на долю, по встречному иску Подлобковой Н.А. к Подлобкову А.С. о признании права отсутствующим, по иску Лилуашвили Б.М. к Подлобковой Н.А., Рустемовой В.В., Подлобкову А.С. о признании договоров купли-продажи и дарения доли в праве собственности на жилой дом недействительными
по кассационной жалобе Рустемовой В.В. на решение Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., объяснения представителя Рустемовой В.В. - Максимова М.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Подлобков А.С. с учетом уточненных требований обратился в суд с иском к Подлобковой Н.А. и Рустемовой В.В. о признании недействительным заключенного ответчиками 20 августа 2014 г. договора дарения 2/5 доли в праве собственности на жилой дом, расположенный по адресу: <...> обл., <...>, признании имущества совместно нажитым, признании права собственности на 1/5 доли в праве собственности на дом. В обоснование требований Подлобков А.С. указал на то, что он и Подлобкова Н.А. с 2002 года по 2013 год состояли в браке, в период которого по договору купли-продажи от 3 июля 2006 г. приобретены 2/5 доли в праве собственности на жилой дом. Право собственности на доли зарегистрировано за Подлобковой Н.А. Осенью 2015 года Подлобкову А.С. стало известно о том, что 20 августа 2014 г. спорные 2/5 доли в праве собственности на жилой дом Подлобкова Н.А. подарила своей матери Рустемовой В.В. Поскольку согласия на совершение данной сделки он не давал, сделка является недействительной.
Подлобкова Н.А. обратилась к Подлобкову А.С. со встречным требованием о признании права собственности на 2/5 доли в жилом доме отсутствующим, ссылаясь на то, что спорное имущество фактически было подарено ей Лилуашвили Б.М., поскольку во исполнение договора купли-продажи от 3 июля 2006 г. денежные средства продавцу не передавались. Спорные 2/5 доли дома не являются общим имуществом супругов.
Лилуашвили Б.М. обратился в суд с иском к Подлобковой Н.А., Рустемовой В.В. о признании недействительными договора купли-продажи от 3 июля 2006 г. и договора дарения от 20 августа 2014 г., ссылаясь на то, что договор купли-продажи является притворной сделкой, которая прикрывает фактически заключенный между сторонами договор дарения.
Определением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 17 мая 2016 г. гражданские дела объединены в одно производство.
Решением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. исковые требования Подлобкова А.С. удовлетворены. 2/5 доли в праве собственности на жилой дом по адресу: <...>, признаны совместно нажитым имуществом Подлобкова А.С. и Подлобковой Н.А.; заключенный 20 августа 2014 г. между Подлобковой Н.А. и Рустемовой В.В. договор дарения признан недействительным с применением последствий недействительности сделки в виде возврата 2/5 доли в праве на жилой дом в собственность Подлобковой Н.А. За Подлобковым А.С. признано право собственности на 1/5 доли в общей долевой собственности на жилой дом. В удовлетворении исковых требований Лилуашвили Б.М. и встречных требований Подлобковой Н.А. отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе Рустемовой В.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г., как принятых с нарушением требований закона.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы Рустемовой В.В. судьей Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 21 декабря 2016 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 22 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся судебных постановлений.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, которые выразились в следующем.
Судом установлено, что Подлобкова Н.А. и Подлобков А.С. состояли браке в период с 1 июня 2002 г. по 19 июля 2013 г. (л.д. 7 - 8).
3 июля 2006 г. между Лилуашвили Б.М. (продавец) и Подлобковой Н.А. (покупатель) был заключен договор <...>. Согласно пункту 5 договора стоимость продаваемого имущества составляет 400 000 руб., которые переданы продавцу покупателем в полном объеме до подписания договора, переход права собственности на имущество к Подлобковой Н.А. зарегистрирован в установленном законе порядке (л.д. 57а - 57д, л. 4 в приложении N 2-681/16).
20 августа 2014 г. Подлобкова Н.А. подарила 2/5 доли жилого дома матери Рустемовой В.В. (л. 4 в приложении N 2-680/16).
Удовлетворяя исковые требования Подлобкова А.С., суд исходил из того, что спорное имущество является общим имуществом супругов Подлобкова А.С. и Подлобковой Н.А., поскольку приобретено в период брака по возмездной сделке. Установив, что Подлобкова Н.А. произвела отчуждение общего имущества по договору дарения от 20 августа 2014 г. без получения на это нотариального согласия бывшего супруга Подлобкова А.С., суд пришел к выводу о том, что сделка совершена с нарушением положений статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, что является основанием для признания ее недействительной.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции.
Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит, что с решением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. и апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г. нельзя согласиться по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.
Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи - супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.
Как установлено судом, брак между Подлобковой Н.А. и Подлобковым А.С. прекращен 19 июля 2013 г.

Оспариваемый Подлобковым А.С. договор дарения заключен 20 августа 2014 г., то есть тогда, когда Подлобков А.С. и Подлобкова Н.А. перестали быть супругами, владение, пользование и распоряжение общим имуществом которых определялось положениями статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, и приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой осуществляется положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Исходя из положений вышеприведенных правовых норм суду при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, следовало установить наличие или отсутствие полномочий у другого участника совместной собственности на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, которые возникают у этого участника в случае согласия остальных участников совместной собственности на совершение такой сделки.

Также суд должен был установить наличие или отсутствие осведомленности другой стороны по сделке об отсутствии у участника совместной собственности полномочий на совершение сделки по распоряжению общим имуществом и обстоятельства, с учетом которых другая сторона по сделке должна была знать о неправомерности действий участника совместной собственности.

Указанные обстоятельства являются юридически значимыми и подлежащими установлению для правильного разрешения дела.

Между тем данные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, суд оставил без исследования и правовой оценки.
Так, доводы Рустемовой В.В. о том, что Подлобкову А.С. в 2014 году было известно о намерении бывшей супруги Подлобковой Н.А. подарить спорные 2/5 доли домовладения своей матери и что с этого времени возражения на отчуждение по договору дарения данного имущества с его стороны отсутствовали, судом фактически не проверялись и были отвергнуты лишь по мотиву отсутствия при совершении сделки нотариально удостоверенного согласия Подлобкова А.С. на отчуждение доли имущества, наличие которого, по мнению, суда, является необходимым.

Положения статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации в отношении получения нотариально удостоверенного согласия одного из супругов при совершении сделки по распоряжению недвижимости другим супругом распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, к которым относятся бывшие супруги.

В данном случае на момент заключения оспариваемого договора дарения доли жилого дома брак между Подлобковым А.С. и Подлобковой Н.А. был прекращен и, соответственно, получение нотариального согласия истца на отчуждение спорных 2/5 доли недвижимого имущества бывшей супругой истца Подлобковой Н.А. не требовалось.

Требование о признании такой сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии полномочий у другого участника совместной собственности на совершение сделки.
Это судами первой и апелляционной инстанций учтено не было.

Таким образом, неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права привело к неверному разрешению спора.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Рустемовой В.В., в связи с чем решение Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.



4 комментария:

  1. Получается, мужу нужно было сразу при разводе решать вопрос о разделе имущества. Сразу подавать иск. Раз уж оставил все жене, так и пусть распоряжается, как хочет. Видимо не может никак забыть свою бывшую жену, что готов с ней судиться годами. Прочитав это определение, можно сделать вывод, что есть недоработки, неточности в нашем законодательстве. Один судья руководствуется одним законом, другой другим.

    ОтветитьУдалить
  2. Как показывает практика, раздел имущества между супругами лучше производить сразу же после развода, так как по истечении времени могут возникнуть подобные споры, которые даже путем законодательных правил решить трудно. Муж сам все оставил супруге, а когда успокоился, то тоже захотел вернуть свою долю, тем самым создав проблему не только бывшей жене, но и адвокатам.

    ОтветитьУдалить
  3. Анонимный3 мая 2018 г., 3:32

    Можно побеседовать с регистратором и попытаться убедить, что отсутствие согласия (тем более от бывшего супруга), не является основанием для отказа.
    Если через месяц Вам откажут в регистрации, то можно обратиться в суд с иском "О признании незаконными действий Управления Федеральной регистрационной службы по приостановлению и отказу в государственной регистрации сделки и перехода права".

    ОтветитьУдалить
  4. Немного странная формулировка - сделка недействительна, только если другая сторона сделки знала, что у второго участника сделки нет полномочий на заключение сделки. Какая разница знают или нет о законности или незаконности сделки? Разве суть сделки от этого меняется? Сделка незаконна, т.е. на ее заключение не имели права, какая разница кому об этом было известно? Тут точно, нужен новый суд.

    ОтветитьУдалить