Цессия при банкротстве

В случае признания судом соглашения об уступке права (требования) недействительным (либо при оценке судом данной сделки как ничтожной и применении последствий ее недействительности) по требованию одной из сторон данной сделки исполнение, учиненное должником цессионарию до момента признания соглашения недействительным, является надлежащим исполнением.

Данное правило не подлежит применению только при условии, если будет установлено, что должник, исполняя обязательство перед новым кредитором, знал или должен был знать о противоправной цели оспариваемой сделки (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.02.2014 N 14680/13).

Это означает, что в случае недобросовестности должника по гражданско-правовому обязательству, право требования цедента к нему подлежит восстановлению, независимо от исполнения в пользу лица, являвшегося цессионарием по недействительной сделке.

Учитывая, что добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается, лицо, опровергающее данный факт, должно привести убедительные доводы (пункт 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 9 и 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) в подтверждение осведомленности должника по обязательству об обладании им сведениями, позволяющими с достоверностью установить наличие у сторон договора, на основании которого производиться уступка, недобросовестного поведения, заключающегося, например, в выводе цедентом своих активов от обращения взыскания кредиторами. На то, что должник по обязательству располагает подобной информацией, может указывать его аффилированность с цедентом или цессионарием, получение в результате уступки выгоды в любой форме и т.п.

При ином подходе, если для обоснования недобросовестности достаточно было возникновения сомнений относительно действительности соглашения об уступке, положение такого должника становилось бы в значительной степени неопределенным (повышение риска двойного взыскания).

В рассматриваемом случае наличие возбужденного в отношении цедента дела о банкротстве само по себе о недобросовестности компании "Роснефть", выступающей в подрядных отношениях должником, и не имеющей разумных причин отслеживать финансовое положение кредитора, не свидетельствует. При этом осведомленность компании "Роснефть" о неудовлетворительной структуре баланса подрядчика не подтверждена, а условия оспариваемого соглашения не позволяли сделать вывод о неравноценности сделки (уведомление о смене кредитора получено компанией "Роснефть" до получения информации о наложении приставом ареста на дебиторскую задолженность).

Прекращение требований к поручителю при банкротстве

Действительно, в абзаце первом пункта 52 постановления N 42 разъяснено, что имея в виду право поручителя покрыть свои имущественные потери за счет требования кредитора к основному должнику, которое переходит к поручителю на основании пункта 1 статьи 365 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также принимая во внимание необходимость добросовестного поведения в имущественном обороте, суды должны исходить из того, что кредитору до закрытия реестра требований кредиторов следует обратиться с заявлением об установлении его требований в деле о банкротстве основного должника. Если будет установлено, что кредитор не совершал названных действий и это повлекло либо может повлечь негативные последствия для поручителя в будущем, например, в виде пропуска срока, установленного пунктом 1 статьи 142 Закона о банкротстве, на что поручитель ссылается в порядке статьи 364 Гражданского кодекса, в иске к поручителю (либо во включении требования кредитора в реестр требований кредиторов поручителя) может быть отказано (статья 10 ГК РФ).

Приведенные разъяснения касаются допустимости возражений поручителя о пропуске кредитором сокращенного (двухмесячного) срока для включения обеспеченного требования в реестр кредиторов признанной банкротом организации - основного должника, находящейся в экстраординарной ситуации - в стадии ликвидации через процедуру конкурсного производства. Они применяются тогда, когда кредитор, не предъявивший требование в деле о банкротстве основного должника в отведенный законом срок, лишает поручителя, исполнившего обязательство, реальной возможности реализовать полученное в порядке суброгации требование к основному должнику по независящим от поручителя причинам, поскольку в предусмотренный Законом о банкротстве сокращенный двухмесячный срок поручителю объективно затруднительно решить вопрос с выплатой в пользу кредитора и предъявить притязания выплатившего лица основному должнику. При этом одного лишь такого бездействия кредитора недостаточно для возложения на него негативных последствий в виде отказа в удовлетворении требования кредитора к поручителю. Необходимо чтобы это бездействие приводило к реальному нарушению прав поручителя. В частности, на основании указанных разъяснений кредитор не может быть поражен в правах в отношении поручителя в той части задолженности, которая в принципе не могла быть погашена за счет конкурсной массы основного должника ввиду ее недостаточности.

При изложенных обстоятельствах ссылки поручителя на пункт 52 постановления N 42 являются попыткой переложить последствия собственного продолжительного неисполнения договорного обязательства на исправную сторону - кредитора, что недопустимо.

Оспоримая сделка супруга

Cделка с недвижимым имуществом или требующая нотариального удостоверения и (или) регистрации, совершенная одним из супругов, являющихся участниками совместной собственности, и не соответствующая требованиям пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, является оспоримой.

Статья 47. Замена ненадлежащего ответчика

Статья 46. Участие в деле нескольких истцов или ответчиков

Иск о возмещении вреда ДТП

Получение в процессе рассмотрения дела сведений о том, что ответственным за спорные убытки лицом может являться также и страховщик ответчика, не обязывает истца потребовать замены ответчика либо привлечения страховщика в качестве другого ответчика, а также согласиться на подобные инициированные ответчиком изменения, поскольку наличие страховых правоотношений не прекращает существующего между сторонами обязательства вследствие причинения вреда и не препятствует разрешению иска о возмещении вреда.

Предъявив данный иск, общество сделало выбор в пользу реализации прав, возникающих из правоотношений вследствие причинения вреда, поэтому у судов отсутствовали препятствия для рассмотрения иска к ответчику исходя из обозначенных правоотношений.