Оспаривание доверенности

С учетом изложенного установление судом того обстоятельства, что Зюхин М.В., выдавая доверенность от 17 апреля 2013 г., по своему психическому состоянию не мог понимать значение своих действий и руководить ими, безусловно свидетельствует о выбытии квартиры из владения Зюхина М.В. помимо его воли, поскольку совершение данного юридического действия послужило основанием для последующего отчуждения принадлежавшей ему квартиры.



ВЕРХОВНЫЙ СУД 
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 3 апреля 2018 г. N 2-КГ18-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кликушина А.А.,
судей Назаренко Т.Н. и Юрьева И.М.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Петровой Ирины Владимировны к Ереминой Людмиле Ивановне, Житову Сергею Анатольевичу, Прокошевой Анастасии Анатольевне о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок
по кассационной жалобе Петровой И.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Петрова И.В. обратилась в суд с иском к Ереминой Л.И., Житову С.А., Прокошевой А.А. о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок. В обоснование исковых требований указала на то, что ее брату Зюхину М.В. на праве собственности принадлежала квартира по адресу: <...>. 17 апреля 2013 г. Зюхин М.В. выдал доверенность на продажу квартиры на имя Ереминой Л.И. 18 апреля 2013 г. между Ереминой Л.И., действовавшей от имени Зюхина М.В., и Житовым С.А. заключен договор купли-продажи, согласно которому право собственности на квартиру приобрел Житов С.А. 25 июня 2013 г. он по договору купли-продажи продал квартиру Прокошевой А.А. С 26 марта 2013 г. по 12 марта 2014 г. Зюхин М.В. находился в розыске, сведений о его местонахождении не имелось. 12 марта 2014 г. сотрудниками полиции сообщено об обнаружении трупа Зюхина М.В. 

В связи со смертью брата истец унаследовала по закону его имущество. Поскольку Зюхин М.В. страдал психическим заболеванием, истец полагает, что в момент подписания доверенности на продажу своей квартиры он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, в связи с чем на основании ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации просит признать недействительными доверенность от 17 апреля 2013 г. и договор купли-продажи от 18 апреля 2013 г., применив положения о последствиях недействительности сделки, истребовать у Прокошевой А.А. квартиру.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 сентября 2014 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 26 декабря 2014 г. решение суда отменено в части применения последствий недействительности сделки в виде признания недействительным договора купли-продажи квартиры, заключенного 25 июня 2013 г. между Житовым С.А. и Прокошевой А.А., прекращения права собственности Прокошевой А.А. на квартиру, включения квартиры в состав наследственного имущества после смерти Зюхина М.В. и признания за Петровой И.В. права собственности на квартиру

По делу принято новое решение, которым отказано в удовлетворении исковых требований о применении последствий недействительности сделки по выдаче Зюхиным М.В. доверенности в виде признания недействительным договора купли-продажи квартиры, заключенного 25 июня 2013 г. между Житовым С.А. и Прокошевой А.А. В остальной части решение первой инстанции оставлено без изменения.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Петровой И.В. судьей Верховного Суда Российской Федерации 17 июня 2015 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 1 сентября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. кассационная жалоба Петровой И.В. была удовлетворена, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 26 декабря 2014 г. отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 9 декабря 2015 г. решение суда оставлено без изменения.
Постановлением президиума Вологодского областного суда от 25 апреля 2016 г. кассационная жалоба Прокошевой А.А., переданная с делом для проверки в кассационном порядке, удовлетворена, решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 сентября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 9 декабря 2015 г. отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Решением Череповецкого городского суда Вологодской области от 18 июля 2016 г. исковые требования Петровой И.В. удовлетворены. Сделка по выдаче доверенности Зюхиным М.В. на имя Ереминой Л.И. от 17 апреля 2013 г. признана недействительной, применены последствия недействительности сделки, признан недействительным договор купли-продажи спорной квартиры от 18 апреля 2013 г., заключенный между Ереминой Л.И., действовавшей от имени Зюхина М.В., и Житовым С.А. Также признан недействительным договор купли-продажи квартиры от 25 июня 2013 г., заключенный между Житовым С.А. и Прокошевой А.А.; право собственности Прокошевой А.А. на квартиру прекращено; квартира включена в состав наследственного имущества после смерти Зюхина М.В.; право собственности на квартиру признано за Петровой И.В.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г. решение суда отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.
В кассационной жалобе Петровой И.В. поставлен вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам, как незаконного.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы заявителя судьей Верховного Суда Российской Федерации Киселевым А.П. 28 ноября 2017 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. от 6 марта 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу судебного акта суда апелляционной инстанции.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции.
Как установлено судом и следует из материалов дела, 17 апреля 2013 г. Зюхиным М.В. выдана заверенная нотариусом доверенность на продажу принадлежавшей ему квартиры на имя Ереминой ЛИ. с правом совершения всех необходимых действий для выполнения поручения (т. 1, л.д. 71, т. 3, л.д. 104 - 105).

18 апреля 2013 г. между Ереминой Л.И., действовавшей от имени Зюхина М.В., и Житовым С.А. заключен договор купли-продажи квартиры (т. 1, л.д. 29 - 30).

В соответствии с договором купли-продажи от 25 июня 2013 г. Житов С.А. продал указанную квартиру Прокошевой А.А. (т. 1, л.д. 31 - 32).

21 июля 2013 г. обнаружен труп Зюхина М.В.

Единственным наследником имущества Зюхина М.В. является его сестра Петрова И.В. (т. 1, л.д. 7, 35 - 36).

Согласно заключению комиссионной судебно-психиатрической экспертизы БУЗ Вологодской области "Вологодский областной психоневрологический диспансер N 1" от 2 сентября 2014 г. степень имевшихся у Зюхина М.В. психических изменений на дату выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. была выражена столь значительно, что по своему психическому состоянию он не мог понимать значение своих действий и руководить ими (т. 1, л.д. 1 - 4).

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями, предусмотренными статьями 167, 177, 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об удовлетворении исковых требований, исходя из того, что на момент выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. Зюхин М.В. не осознавал значение своих действий и не мог руководить ими, поскольку страдал психическим заболеванием, в связи с чем отсутствовала воля Зюхина М.В. на отчуждение принадлежавшей ему квартиры иному лицу.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции сослался на то, что недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, сама по себе не свидетельствует о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Суду необходимо установить, была ли воля собственника на передачу имущества иному лицу. Учитывая заключение комиссионной судебно-психиатрической экспертизы о том, что на момент выдачи доверенности Зюхин М.В. не мог понимать значение своих действий и руководить ими, судебная коллегия заключила, что данное обстоятельство свидетельствует о пороке воли Зюхина М.В. при совершении сделки, но не о ее отсутствии. Установив, что Зюхин М.В. ранее неоднократно предпринимал попытки продать свою квартиру с целью приобретения иного жилья меньшей площади по причине наличия задолженности по оплате коммунальных услуг (в 2013 году обращался с заявлением на имя главного врача БУЗ ВО "ВОПНД N 1" о выдаче справки для совершения купли-продажи, в марте 2013 г. подал заявление в ООО "ТК Городок" с просьбой о снятии с регистрационного учета и выдаче справки для продажи квартиры), суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии у Зюхина М.В. воли на продажу принадлежащего ему имущества, что исключает возможность его истребования от добросовестного приобретателя по основаниям, предусмотренным статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Дав оценку имеющимся в материалах дела доказательствам, суд апелляционной инстанции установил, что Прокошева А.А. является добросовестным приобретателем, вселена в спорное жилое помещение, в связи с чем указал на отсутствие правовых оснований для удовлетворения иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что оспариваемый судебный акт суда апелляционной инстанции принят с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Согласно пункту 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснено, что по смыслу пункта 1 статьи 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

Как установлено судом, в момент выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. Зюхин М.В. страдал хроническим психическим расстройством, степень имевшихся у Зюхина М.В. психических изменений на дату выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. была выражена столь значительно, что по своему психическому состоянию он не мог понимать значение своих действий и руководить ими, не мог осознавать юридически значимые особенности сделки и прогнозировать ее последствия.

В соответствии с пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Таким образом, основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

Ссылки суда апелляционной инстанции о наличии у Зюхина М.В. воли на продажу принадлежащего ему имущества, выражающейся в его определенных целенаправленных действиях по продаже квартиры, при том что заключением комиссионной судебно-психиатрической экспертизы установлено, что Зюхин М.В. по своему психическому состоянию не мог понимать значение своих действий и руководить ими, являются ошибочными. Порок воли при совершении сделок может быть обусловлен как отсутствием воли, так и неправильным формированием ее или несоответствием волеизъявления внутренней воле лица, заключающего сделку.

При указанных обстоятельствах имущество, отчужденное первоначальным собственником квартиры, не понимавшим значение своих действий и не способным руководить ими, может быть истребовано от добросовестного приобретателя независимо от факта его вселения в спорное жилое помещение и других обстоятельств.

С учетом изложенного установление судом того обстоятельства, что Зюхин М.В., выдавая доверенность от 17 апреля 2013 г., по своему психическому состоянию не мог понимать значение своих действий и руководить ими, безусловно свидетельствует о выбытии квартиры из владения Зюхина М.В. помимо его воли, поскольку совершение данного юридического действия послужило основанием для последующего отчуждения принадлежавшей ему квартиры.

Между тем, при указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции этого не учел и не применил пункт 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, что привело к неправильному разрешению дела.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения об отказе в удовлетворении иска Петровой И.В. у суда апелляционной инстанции не имелось, в связи с чем находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя. Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г. подлежит отмене, а решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 18 июля 2016 г. - оставлению в силе.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г. отменить, оставить в силе решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 18 июля 2016 г.


1 комментарий:

  1. По таким ситуациям очень много вопросов к конкретным нотариусам и нотариальной коллегии в целом. Какими бы не были законы, они задают рамочные условия, а реальность правоприменения на прямую зависит от тех, кто следит за их соблюдением, прежде всего это судьи и нотариусы. В подобных случаем очевидно, что выдававший доверенность нотариус не мог не заметить особенностей состояния доверителя.

    ОтветитьУдалить