Дополнительное соглашение о неустойке

Заключая дополнительное соглашение о снижение или исключении из договора неустойки Стороны зачастую забывают распространить действие данного соглашения на тот период времени когда имело место нарушение договора.

Данного обстоятельство может стать поводом для злоупотреблений со сторон Истца, который после подписания дополнительного соглашения предъявит иск о взыскании неустойки за период времени до подписания дополнительного соглашения.

Ниже приводятся решения Верховного суда РФ по конкретным делам, в которых Верховный суд распространил действие дополнительного соглашения на период времени до момента подписания дополнительного соглашения не смотря на то, что в самом дополнительном соглашении этого указано не было


ВЕРХОВНЫЙ СУД 
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 февраля 2018 г. N 305-ЭС17-12783

Резолютивная часть определения объявлена 25.01.2018.
Определение в полном объеме изготовлено 01.02.2018.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Киселевой О.В.,
судей Грачевой И.Л., Чучуновой Н.С.,
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Выксунский металлургический завод" на решение Арбитражного суда города Москвы от 10.03.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.05.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.07.2017 по делу N А40-204931/2016.
В судебном заседании приняли участие представители:
общества с ограниченной ответственностью "Транснефть-Восток" - Вулых А.В. (доверенность от 27.10.2017 N 38 АА 2434527), акционерного общества "Выксунский металлургический завод" - Курьянова Д.А. (доверенность от 29.11.2016 N 2000-КД-713/16), Шеерман И.Л. (доверенность от 29.06.2015 N 2000-Д-68/15).
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселевой О.В. и объяснения лиц, участвующих в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

общество с ограниченной ответственностью "Транснефть-Восток" (далее - ООО "Транснефть-Восток", истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к акционерному обществу "ОМК-Сталь" (далее - АО "ОМК-Сталь") о взыскании 572 462 руб. 66 коп. неустойки.
В порядке статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) произведена замена АО "ОМК-Сталь" на его процессуального правопреемника - акционерное общество "Выксунский металлургический завод" (далее - АО "ВМЗ", ответчик).
На основании статьи 51 АПК РФ в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечено общество с ограниченной ответственностью "Центр управления проектом "Восточная Сибирь - Тихий Океан" (далее - ООО "ЦУП ВСТО").
Решением Арбитражного суда города Москвы от 10.03.2017 (судья Семушкина В.Н.), оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.05.2017 (судьи Свиридов В.А., Захаров С.Л., Москвина Л.А.) и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 06.07.2017 (судьи Ананьина Е.А., Дербенев А.А., Котельников Д.В.), иск удовлетворен.
В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, АО "ВМЗ", ссылаясь на допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права, просит обжалуемые судебные акты отменить и принять новый судебный акт, которым отказать в удовлетворении иска.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселевой О.В. от 15.12.2017 кассационная жалоба АО "ВМЗ" передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
ООО "Транснефть-Восток" представило отзыв, в котором просит оставить кассационную жалобу АО "ВМЗ" без удовлетворения.
В судебном заседании представители ответчика поддержали доводы жалобы, а представитель истца возражал против ее удовлетворения.
ООО "ЦУП ВСТО" своего представителя в судебное заседание не направило, что по правилам части 2 статьи 291.10 АПК РФ не препятствует рассмотрению кассационной жалобы.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе и отзыве к ней, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание представителей участвующих в споре лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение суда первой инстанции от 10.03.2017, постановление суда апелляционной инстанции от 03.05.2017 и постановление суда округа от 06.07.2017 подлежат отмене.


Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, 20.03.2015 между ООО "Транснефть-Восток" в лице агента - ООО "ЦУП ВСТО" (Покупатель) и АО "ОМК-Сталь" (Поставщик) был заключен договор поставки N А-1.4.15/ВНП/4031-15 (далее - Договор поставки от 20.03.2015), согласно которому Поставщик принял на себя обязательство поставлять Покупателю продукцию в объемах и в сроки, согласованные сторонами в спецификациях.
В соответствии с подписанными сторонами спецификациями от 20.03.2015 Поставщик был обязан поставить Покупателю продукцию (трубы стальные и трубы стальные с заводским покрытием) на общую сумму 94 010 106,61 руб. со сроком поставки не позднее 31.03.2015.
Пунктом 12.3 Договора поставки от 20.03.2015 было предусмотрено, что в случае нарушения сроков поставки продукции, установленных в настоящем Договоре, Покупатель вправе предъявить Поставщику требование об уплате штрафной неустойки, а Поставщик обязан такое требование удовлетворить:
- при нарушении сроков поставки от 1 до 45 дней включительно из расчета 0,05% от стоимости недопоставленной продукции за каждый день просрочки;
- при нарушении сроков поставки от 46 до 90 дней включительно из расчета 2,25% от стоимости недопоставленной продукции за первые 45 дней просрочки плюс 0,08% от стоимости недопоставленной продукции за каждый последующий день просрочки;
- при нарушении сроков поставки более чем на 90 дней из расчета 5,85% от стоимости недопоставленной продукции за первые 90 дней просрочки плюс 0,1% от стоимости недопоставленной продукции за каждый последующий день просрочки.

Продукция по Договору поставки от 20.03.2015 была поставлена Поставщиком Покупателю с нарушением согласованного в спецификациях срока поставки (31.03.2015). В соответствии с объяснениями истца фактически продукция была получена Покупателем в период с 06.04.2015 по 19.04.2015, что не оспаривается и ответчиком.
В связи с допущенной просрочкой поставки продукции ООО "Транснефть-Восток" 10.07.2015 направило АО "ОМК-Сталь" претензию об уплате неустойки на основании п. 12.3 Договора поставки от 20.03.2015 в размере 572 462 руб. 66 коп.
Сторонами подписано дополнительное соглашение от 07.06.2016 N 2 к Договору поставки от 20.03.2015, в соответствии с которым в договор внесен подпункт 12.3.1 в следующей редакции: если срок поставки Продукции составляет менее 90 дней со дня заключения Договора, Покупатель вправе предъявить Поставщику требование об уплате штрафной неустойки, предусмотренной пунктом 12.3 Договора, только в случае, когда Продукция не будет поставлена в течение 90 дней с момента заключения Договора. В указанном случае для расчета неустойки 91-й день со дня заключения Договора будет считаться 1-м днем просрочки поставки Продукции.


Предъявляя иск о взыскании неустойки в размере 572 462 руб. 66 коп., ООО "Транснефть-Восток" произвело расчет неустойки в соответствии с пунктом 12.3 Договора поставки от 20.03.2015 и без учета подпункта 12.3.1, введенного дополнительным соглашением от 07.06.2016 N 2, ссылаясь на то, что поскольку период расчета неустойки (с 31.03.2015 по 19.04.2015) предшествует заключению дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2, расчет пени должен производиться в соответствии с первоначальной редакцией договора.
Ответчик представил суду контррасчет неустойки, произведенный с учетом подпункта 12.3.1 Договора поставки от 20.03.2015, из которого следует, что все поставки были произведены им в пределах 90-дневного срока с даты заключения договора, т.е. без просрочки, а значит отсутствуют основания для начисления неустойки.


Ответчик также указал, что внесение изменений в порядок расчета штрафной неустойки было произведено сторонами с учетом того, что средний производственный цикл поставляемой продукции составляет 90 дней и, кроме того, требуется дополнительное время для доставки продукции на склад грузополучателя.
В подтверждение этого, ответчиком в материалы дела представлено письмо открытого акционерного общества "АК "Транснефть" (далее - ОАО "АК "Транснефть") от 31.05.2017 N АК-16-0204/29026, адресованное генеральным директорам организаций системы "Транснефть". Указанным письмом утвержден проект типового дополнительного соглашения N 7 к типовому договору на поставку труб, уточняющий даты расчета штрафной неустойки в случаях, если срок поставки составляет менее 90 дней с даты заключения договора, а также ответственным подразделениям поручено оформить дополнительные соглашения к действующим договорам на поставку труб и к договорам, по которым не урегулированы претензионные требования за срыв сроков поставки. Дополнительное соглашение от 07.06.2016 N 2 к Договору поставки от 20.03.2015 было оформлено сторонами по образцу типового дополнительного соглашения N 7 к письму ОАО "АК "Транснефть" от 31.05.2017 N АК-16-0204/29026.
Принимая обжалуемые судебные акты, суды исходили из подтверждения факта нарушения ответчиком обязательств по поставке товара в срок, предусмотренный спецификациями к Договору поставки от 20.03.2015.

Суды признали неосновательным утверждение АО "ВМЗ" о необходимости производить расчет неустойки с 18.06.2016 с учетом дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2, поскольку соглашение не содержит указания на возможность распространения его условий на отношения сторон, возникшие до даты заключения дополнительного соглашения.

Вместе с тем судами не учтено следующее.

Соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное (пункт 1 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее - ГК РФ).
В соответствии с пунктом 3 статьи 453 ГК РФ в случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.
Согласно пункту 2 статьи 425 ГК РФ стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений.

В соответствии с указанными нормами при рассмотрении настоящего дела с учетом возражений ответчика судам следовало установить, не вытекает ли из дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2 к Договору поставки от 20.03.2015 или характера изменений, вносимых в порядок расчета неустойки за просрочку поставки продукции, того, что эти изменения применяются к отношениям сторон, возникшим до момента заключения дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2.

В силу части первой статьи 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.
Если правила, содержащиеся в части первой статьи 431 ГК РФ, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.
В соответствии с указанными нормами судам было необходимо установить содержание пункта 12.3.1 Договора поставки от 20.03.2015, введенного дополнительным соглашением от 07.06.2016 N 2, с учетом буквального толкования слов и выражений, содержащихся в указанном пункте и того обстоятельства, что срок поставки, указанный во всех спецификациях к Договору (не позднее 31.03.2015), составляет менее 90 дней со дня заключения Договора (20.03.2015).
В случае невозможности установить содержание пункта 12.3.1 Договора поставки от 20.03.2015 путем его буквального толкования судам было необходимо оценить все обстоятельства, связанные с исполнением Договора поставки от 20.03.2015, и предоставленную в материалы дела переписку, чтобы установить действительную общую волю сторон при введении этого пункта.

Суды не дали надлежащей оценки доводам ответчика о том, что фактически продукция по спецификациям была поставлена Поставщиком Покупателю в период с 06.04.2015 по 19.04.2015, т.е. до заключения дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2, и никаких других спецификаций, на которые могло бы распространяться действие пункта 12.3.1 Договора поставки от 20.03.2015, стороны не согласовывали и не исполняли.

Поэтому вывод судов о том, что пункт 12.3.1 Договора поставки от 26.01.2016 подлежит применению лишь с момента заключения дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2, т.е. только к будущим отношениям сторон, несмотря на то, что обязанности Поставщика по поставке продукции уже были исполнены к этому моменту, сделан без учета всех обстоятельств данного спора.

Суды также не дали надлежащей оценки доводам ответчика о том, что для устранения дисбаланса имущественных интересов и учета объективных факторов (продолжительность производственного цикла труб, время транспортировки продукции), стороны вели переписку по вопросу изменения порядка расчета неустойки за просрочку поставок, результатом которой стало появление типового дополнительного соглашения к типовому договору на поставку труб, проект которого был утвержден письмом ОАО "АК "Транснефть" от 31.05.2017 N АК-16-0204/29026. Дополнительное соглашение от 07.06.2016 N 2 к Договору поставки от 20.03.2015 было заключено сторонами по образцу типового дополнительного соглашения в порядке урегулирования претензионных требований за срыв сроков поставки, включая претензию ООО "Транснефть-Восток" от 30.05.2016.


При таких обстоятельствах выводы судов о необоснованности распространения условий дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2 об изменении порядка расчета неустойки на предшествующие его заключению отношения сделаны без учета представленных в материалы дела доказательств.
На основании вышеизложенного и в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов АО "ВМЗ", на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ решение суда первой инстанции, постановления суда апелляционной инстанции и суда округа подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду первой инстанции надлежит дать оценку всем доводам АО "ВМЗ" и представленным в материалы дела доказательствам, установить действительную общую волю сторон при заключении дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2, в том числе, с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах" о том, что при разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения сторон договора (статья 431 ГК РФ), толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия.
Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда города Москвы от 10.03.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.05.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.07.2017 по делу N А40-204931/2016 отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.
Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
О.В.КИСЕЛЕВА

Судья
И.Л.ГРАЧЕВА

Судья
Н.С.ЧУЧУНОВА




ВЕРХОВНЫЙ СУД 
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 февраля 2018 г. N 305-ЭС17-15785

Резолютивная часть определения объявлена 25.01.2018.
Определение в полном объеме изготовлено 01.02.2018.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Киселевой О.В.,
судей Грачевой И.Л. и Чучуновой Н.С.,
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Выксунский металлургический завод" на постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.08.2017 по делу Арбитражного суда города Москвы N А40-212616/2016.
В судебном заседании приняли участие представители:
общества с ограниченной ответственностью "Транснефть-Восток" - Вулых А.В. (доверенность от 27.10.2017 N 38 АА 2434527), акционерного общества "Выксунский металлургический завод" - Курьянова Д.А. (доверенность от 29.11.2016 N 2000-КД-713/16), Шеерман И.Л. (доверенность от 29.06.2015 N 2000-Д-68/15).
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселевой О.В. и объяснения лиц, участвующих в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

общество с ограниченной ответственностью "Транснефть-Восток" (далее - ООО "Транснефть-Восток", истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к акционерному обществу "ОМК-Сталь" (далее - АО "ОМК-Сталь") о взыскании 188 421 руб. 11 коп. неустойки.
В порядке статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) произведена замена АО "ОМК-Сталь" на его процессуального правопреемника - акционерное общество "Выксунский металлургический завод" (далее - АО "ВМЗ", ответчик).
На основании статьи 51 АПК РФ в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечено общество с ограниченной ответственностью "Центр управления проектом "Восточная Сибирь - Тихий Океан" (далее - ООО "ЦУП ВСТО").
Решением Арбитражного суда города Москвы от 08.02.2017 (судья Михайлова Е.А.), оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2017 (судьи Гармаев Б.П., Гончаров В.Я., Титова И.А.), иск удовлетворен частично, с ответчика в пользу истца взыскано 19 525 руб. 22 коп. неустойки, в остальной части иска отказано.
Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 09.08.2017 (судьи Матюшенкова Ю.Л., Анциферова О.В., Котельников Д.В.) указанные судебные акты отменены, иск ООО "Транснефть-Восток" удовлетворен в полном объеме.
В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, АО "ВМЗ", ссылаясь на допущенные нарушения норм материального и процессуального права, просит отменить постановление суда округа и оставить в силе решение суда первой инстанции.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселевой О.В. от 15.12.2017 кассационная жалоба АО "ВМЗ" передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
ООО "Транснефть-Восток" представило отзыв, в котором просит оставить кассационную жалобу АО "ВМЗ" без удовлетворения.
В судебном заседании представители ответчика поддержали доводы жалобы, а представитель истца возражал против ее удовлетворения.
ООО "ЦУП ВСТО" своего представителя в судебное заседание не направило, что по правилам части 2 статьи 291.10 АПК РФ не препятствует рассмотрению кассационной жалобы.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе и отзыве на нее, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание представителей участвующих в споре лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что постановление суда округа от 09.08.2017 подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции от 08.02.2017 и постановления суда апелляционной инстанции от 28.04.2017.
Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, 26.01.2016 между ООО "Транснефть-Восток" в лице агента - ООО "ЦУП ВСТО" (Покупатель) и АО "ОМК-Сталь" (Поставщик) был заключен договор поставки N ЗП-188.16/ВНП/4635-16 (далее - Договор поставки от 26.01.2016), согласно которому Поставщик принял на себя обязательство поставлять Покупателю продукцию в объемах и в сроки, согласованные сторонами в спецификациях.
В соответствии с подписанными сторонами спецификациями от 26.01.2016 Поставщик был обязан поставить Покупателю продукцию (трубы стальные и трубы стальные с заводским покрытием) на общую сумму 11 680 295,02 руб. со сроком поставки февраль 2016, т.е. не позднее 29.02.2016.
Пунктом 12.3 Договора поставки от 26.01.2016 было предусмотрено, что в случае нарушения сроков поставки продукции Покупатель вправе предъявить Поставщику требование об уплате штрафной неустойки, а Поставщик обязан такое требование удовлетворить:
- при нарушении сроков поставки от 1 до 45 дней включительно из расчета 0,05% от стоимости недопоставленной продукции за каждый день просрочки;
- при нарушении сроков поставки от 46 до 90 дней включительно из расчета 2,25% от стоимости недопоставленной продукции за первые 45 дней просрочки плюс 0,08% от стоимости недопоставленной продукции за каждый последующий день просрочки;
- при нарушении сроков поставки более чем на 90 дней из расчета 5,85% от стоимости недопоставленной продукции за первые 90 дней просрочки плюс 0,1% от стоимости недопоставленной продукции за каждый последующий день просрочки.
В спецификациях к договору поставки от 26.01.2016 согласованный срок поставки - 29.02.2016. Продукция была поставлена Поставщиком Покупателю с нарушением названного согласованного сторонами срока поставки. Фактически продукция была получена Покупателем в период с 03.03.2016 по 11.05.2016, что подтверждается товарными накладными и товарно-транспортными накладными и не оспаривается ответчиком.
В связи с допущенной просрочкой поставки продукции ООО "Транснефть-Восток" 30.05.2016 направило АО "ОМК-Сталь" претензию об уплате неустойки на основании п. 12.3 Договора поставки от 26.01.2016 в размере 188 421 руб. 11 коп.
Сторонами подписано дополнительное соглашение от 07.06.2016 N 2 к Договору поставки от 26.01.2016, в соответствии с которым в договор внесен подпункт 12.3.1 в следующей редакции: если срок поставки Продукции составляет менее 90 дней со дня заключения Договора, Покупатель вправе предъявить Поставщику требование об уплате штрафной неустойки, предусмотренной пунктом 12.3 Договора, только в случае, когда Продукция не будет поставлена в течение 90 дней с момента заключения Договора. В указанном случае для расчета неустойки 91-й день со дня заключения Договора будет считаться 1-м днем просрочки поставки Продукции.
Предъявляя иск о взыскании неустойки в размере 188 421 руб. 11 коп., ООО "Транснефть-Восток" произвело расчет неустойки в соответствии с пунктом 12.3 Договора поставки от 26.01.2016 и без учета подпункта 12.3.1, введенного дополнительным соглашением от 07.06.2016 N 2, ссылаясь на то, что поскольку период расчета неустойки предшествует заключению дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2, расчет пени должен производиться в соответствии с первоначальной редакцией договора.
Ответчик представил суду контррасчет неустойки за просрочку поставки продукции в размере 19 525 руб. 22 коп., произведенный с учетом подпункта 12.3.1, внесенного дополнительным соглашением в Договор поставки от 26.01.2016, и указал, что внесение изменений в порядок расчета штрафной неустойки было произведено сторонами с учетом того, что средний производственный цикл поставляемой продукции составляет 90 дней и, кроме того, требуется дополнительное время для доставки продукции на склад грузополучателя.
В подтверждение этого ответчиком в материалы дела представлена переписка АО "ОМК-Сталь" и открытого акционерного общества "АК "Транснефть" (далее - ОАО "АК "Транснефть"), в том числе, письмо ОАО "АК "Транснефть" от 31.05.2017 N АК-16-0204/29026, адресованное генеральным директорам организаций системы "Транснефть". Указанным письмом утвержден проект типового дополнительного соглашения N 7 к типовому договору на поставку труб, уточняющий даты расчета штрафной неустойки в случаях, если срок поставки составляет менее 90 дней с даты заключения договора, а также ответственным подразделениям поручено оформить дополнительные соглашения к действующим договорам на поставку труб и к договорам, по которым не урегулированы претензионные требования за срыв сроков поставки. Дополнительное соглашение от 07.06.2016 N 2 к Договору поставки от 26.01.2016 было оформлено сторонами по образцу типового дополнительного соглашения N 7 к письму ОАО "АК "Транснефть" от 31.05.2017 N АК-16-0204/29026.
Оценив доводы сторон и представленные в материалы доказательства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что в дополнительном соглашении от 07.06.2016 N 2 стороны урегулировали иной порядок исчисления периода просрочки обязательства, произвели перерасчет подлежащей взысканию суммы неустойки и удовлетворили иск частично.
Отменяя принятые по делу судебные акты, суд округа указал, что в отсутствие в дополнительном соглашении от 07.06.2016 N 2 условия о распространении его действия на период до даты его заключения у судов не было достаточных оснований считать, что стороны намеревались распространить условия соглашения на уже допущенные нарушения сроков поставки. Сославшись на то, что основания для взыскания неустойки возникли до заключения дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2, суд округа пришел к выводу о недопустимости применения иного расчета неустойки и удовлетворил иск в полном объеме.
Однако судом округа не было учтено следующее.
Соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное (пункт 1 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее - ГК РФ).
В соответствии с пунктом 3 статьи 453 ГК РФ в случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.
Согласно пункту 2 статьи 425 ГК РФ стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений.
В силу части первой статьи 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если правила, содержащиеся в части первой статьи 431 ГК РФ, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.
Содержание пункта 12.3.1, введенного в Договор поставки от 26.01.2016 дополнительным соглашением от 07.06.2016 N 2, заключается в установлении для случаев просрочки поставки продукции по Договору, если срок поставки составляет менее 90 дней со дня заключения Договора, специального порядка расчета штрафной неустойки, когда 1-м днем просрочки считается 91-й день со дня заключения Договора.
Договор поставки заключен сторонами 26.01.2016, срок поставки, указанный во всех спецификациях к Договору (февраль 2016, т.е. не позднее 29.02.2016), составляет менее 90 дней со дня заключения Договора.
Суды первой и апелляционной инстанций, исходя из буквального толкования слов и выражений, содержащихся в пункте 12.3.1 Договора поставки от 26.01.2016, пришли к выводу о том, что содержание дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2 состоит в распространении действия этого пункта на отношения по поставкам продукции, возникшие до заключения дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2.
Помимо буквального толкования, к такому же выводу приводит изучение всех соответствующих обстоятельств, связанных с исполнением Договора поставки от 26.01.2016, и переписки сторон.

Фактически продукция по спецификациям со сроком поставки февраль 2016 была поставлена Поставщиком Покупателю в период с 03.03.2016 по 11.05.2016, т.е. до заключения дополнительного соглашения от 07.06.2016 N 2. Никаких других спецификаций, на которые могло бы распространяться действие пункта 12.3.1 Договора поставки от 26.01.2016, стороны не согласовывали и не исполняли.

Для устранения дисбаланса имущественных интересов и учета объективных факторов (продолжительность производственного цикла труб, время транспортировки продукции), стороны вели переписку по вопросу изменения порядка расчета неустойки за просрочку поставок, результатом которой стало появление типового дополнительного соглашения к типовому договору на поставку труб, проект которого был утвержден письмом ОАО "АК "Транснефть" от 31.05.2017 N АК-16-0204/29026. Дополнительное соглашение от 07.06.2016 N 2 к Договору поставки от 26.01.2016 было заключено сторонами по образцу типового дополнительного соглашения в порядке урегулирования претензионных требований за срыв сроков поставки, включая претензию ООО "Транснефть-Восток" от 30.05.2016. Таким образом, из материалов дела усматривается, что редакция дополнительного соглашения и спорного подпункта 12.3.1, внесенного указанным дополнительным соглашением в Договор поставки от 26.01.2016, подготовлена на основании типового дополнительного соглашения, разработанного истцом.


Следует также учитывать, что согласно пункту 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах" при разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения сторон договора (статья 431 ГК РФ), толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия.
Установив действительную общую волю сторон, руководствуясь статьями 452 и 453 ГК РФ, суды первой и апелляционной инстанций сделали обоснованный вывод о том, что порядок расчета штрафной неустойки за просрочку поставки, установленный дополнительным соглашением от 07.06.2016 N 2, распространяется на просрочки поставок, имевшие место до момента заключения указанного дополнительного соглашения и подпадающие под действие пункта 12.3.1 Договора поставки от 26.01.2016.
Поскольку при расчете неустойки истец не учитывал содержание условий обязательства в части, касающейся порядка начисления сумм санкций за допущенные просрочки, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно согласились с контррасчетом ответчика, который был произведен им в соответствии с пунктом 12.3.1 Договора поставки от 26.01.2016 - с 91 дня со дня заключения Договора, то есть с 26.04.2016.
При таких обстоятельствах вывод суда округа о том, что стороны не намеревались распространить условия дополнительного соглашения об изменении порядка расчета неустойки на предшествующие его заключению отношения, противоречит представленным в материалы дела доказательствам.
По этой же причине утверждение суда округа о неправильном применении нижестоящими судами статей 452 и 453 ГК РФ к спорным правоотношениям сделано без учета всех обстоятельств данного спора.
На основании вышеизложенного и в связи с существенным нарушением норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов АО "ВМЗ", на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ постановление суда округа от 09.08.2017 подлежит отмене, а решение суда первой инстанции от 08.02.2017 и постановление апелляционного суда от 28.04.2017 оставлению в силе.
Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.08.2017 по делу Арбитражного суда города Москвы N А40-212616/2016 отменить.
Решение Арбитражного суда города Москвы от 08.02.2017 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2017 по указанному делу оставить в силе.
Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
О.В.КИСЕЛЕВА

Судьи
И.Л.ГРАЧЕВА
Н.С.ЧУЧУНОВА






2 комментария:

  1. Анонимный17 мая 2018 г., 21:42

    Да уж, в наше время необходимо очень грамотно подходить к заключению договоров и подключать к этому процессу юристов сразу, чтобы потом не понести больших затрат на неустойку, чем стоимость услуг юриста. Видно из вышеперечисленных решений суда, что компании понесли реальный урон из-за непрописанных строк в договоре. А сейчас такие ушлые клиенты есть, что будут неустойки на каждом шагу возникать лишь бы обогатиться.

    ОтветитьУдалить
  2. На мой взгляд истец действует вполне логично. Если ответчик признает оправданность выплаты неустойки с момента подписания дополнительного соглашения о ней, то косвенно он соглашает с осмысленностью аналогичных требований, касающихся и других периодов. Ведь кроме факта подписания дополнительного соглашения никаких существенных различий в плане нерегулярности соблюдения ответчиком сроков поставки, как я понял, не было.

    ОтветитьУдалить