Понятие встречного исполнения обязательства

Встречным признается исполнение обязательства одной из сторон (последующего предоставления), которое в соответствии с договором обусловлено надлежащим исполнением своих обязательств другой стороной (первоначального исполнения), юридически значимыми являются обстоятельства того, какой из сторон должно быть осуществлено первоначальное, а какой последующее исполнение, а также обстоятельства установления невозможности исполнения одного требования в отсутствие исполнения другого.



ВЕРХОВНЫЙ СУД 
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 апреля 2018 г. N 71-КГ18-3

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Горшкова В.В.,
судей Марьина А.Н. и Киселева А.П.
рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Чаплыгиной Татьяны Васильевны к АО "Янтарьэнерго" о возложении обязанности осуществить технологическое присоединение к электрическим сетям, взыскании компенсации морального вреда и штрафа
по кассационной жалобе Чаплыгиной Татьяны Васильевны на решение Центрального районного суда г. Калининграда от 13 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 22 марта 2017 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Чаплыгина Т.В. обратилась в суд с иском к АО "Янтарьэнерго" (ранее - ОАО "Янтарьэнерго") о возложении обязанности произвести мероприятия по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям в жилом доме, расположенном по адресу: <...>, о взыскании компенсации морального вреда и штрафа.
В обоснование требований указано, что 22 июня 2015 г. между сторонами заключен договор N 2260/14 (ЗЭС) об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, во исполнение обязательств по которому истец уплатила ответчику 80 000 руб., однако, несмотря на неоднократные обращения в адрес АО "Янтарьэнерго" с требованием исполнить принятые им на себя обязательства по данному соглашению, а также представление прокурора в адрес ответчика, последним обязательства не исполняются со ссылками на отсутствие подрядчика и финансирования.
Решением Центрального районного суда г. Калининграда от 13 декабря 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 22 марта 2017 г., в удовлетворении исковых требований отказано.
В кассационной жалобе Чаплыгиной Т.В. содержится просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2017 г. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 2 марта 2018 г. Нечаева В.И. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2017 г. отменено, кассационная жалоба Чаплыгиной Т.В. передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.
Как установлено судом и следует из материалов дела, 22 июня 2015 г. Чаплыгина Т.В., являясь собственником земельного участка с кадастровым номером <...>, расположенного по адресу: <...>, заключила с ОАО "Янтарьэнерго" (сетевая организация) договор N 2260/14 (ЗЭС) об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям для энергоснабжения жилого дома по указанному выше адресу (л.д. 6 - 9).
Пунктом 5 данного договора предусмотрено, что срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению составляет 1 год со дня его заключения.
Согласно пункту 6 договора от 22 июня 2015 г. N 2260/14 (ЗЭС) сетевая организация приняла на себя обязательства выполнить возложенные на нее мероприятия по технологическому присоединению (включая урегулирование отношений с иными лицами) до границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя, указанные в технических условиях; в течение 10 рабочих дней со дня уведомления заявителем сетевой организации о выполнении им технических условий осуществить проверку выполнения технических условий заявителем, провести с участием заявителя осмотр (обследование) присоединяемых энергопринимающих устройств заявителя; не позднее 10 (десяти) рабочих дней со дня проведения указанного выше осмотра (обследования) с соблюдением срока, установленного пунктом 5 договора, осуществить фактическое присоединение энергопринимающих устройств заявителя к электрическим сетям, фактический прием напряжения и мощности, составить при участии заявителя акт разграничения эксплуатационной принадлежности электрических сетей, акт разграничения эксплуатационной ответственности, акт об осуществлении технологического присоединения и направить их заявителю.
В свою очередь, Чаплыгина Т.В. приняла на себя обязательство оплатить расходы сетевой организации на технологическое присоединение в размере 132 346,09 руб. (пункт 10), а также выполнить мероприятия по технологическому присоединению в пределах границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства, указанные в технических условиях, уведомить сетевую организацию о выполнении технических условий, принять участие в осмотре присоединяемых энергопринимающих устройств сетевой организацией (пункт 8).
23 июня 2015 г. Чаплыгиной Т.В. произведена оплата по договору в размере 80 000 руб., что составляет более 60% от суммы договора (л.д. 34 - 35).
Согласно пункту 10 технических условий N Z-4984/13 для присоединения к электрическим сетям ОАО "Янтарьэнерго" на сетевую организацию в целях присоединения нового потребителя возложена обязанность построить трансформаторную подстанцию (ТП) 15/04 кВ с трансформатором потребной мощности, ВЛИ 15 кВ с проводом АС-50 на ж.б. опорах (протяженность 700 м) от ВЛ 15-07 до ТП, ВЛИ 0,4 кВ сечением токопроводящих жил не менее 70 кв. мм (протяженность 260 м) от ТП в сторону участка застройки заявителя (л.д. 10). На Чаплыгину Т.В. согласно этим же техническим условиям возложена обязанность произвести монтаж электросети от точки присоединения через ЩВУ до ВРУ 0,4 кВ объекта СИП или КЛ соответствующей пропускной способности, работы выполнить в соответствии с разработанным проектом, на вводном устройстве установить автоматический выключатель с номинальным током теплового расцепителя в соответствии с расчетной мощностью, установить приборы учета для расчетов за электроэнергию в соответствии с требованиями ПУЭ и устройство, обеспечивающее контроль величины максимальной мощности (пункт 11).
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 3 статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что Чаплыгиной Т.В. не выполнены возложенные на нее договором об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям мероприятия по технологическому присоединению в пределах границ ее земельного участка и не представлены доказательства, подтверждающие невозможность выполнения указанных мероприятий.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.


Между тем судебными инстанциями не было учтено следующее.


В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.
В силу пункта 1 статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое обусловлено исполнением другой стороной своих обязательств.
Пунктом 3 названной выше статьи предусмотрено, что ни одна из сторон обязательства, по условиям которого предусмотрено встречное исполнение, не вправе требовать по суду исполнения, не предоставив причитающегося с нее по обязательству другой стороне.
Как разъяснено в пункте 59 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 г. N 54 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении", если иное не установлено законом, в случае, когда должник не может исполнить своего обязательства до того, как кредитор совершит действия, предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающие из обычаев или существа обязательства, правила статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации применению не подлежат.


Поскольку встречным признается исполнение обязательства одной из сторон (последующего предоставления), которое в соответствии с договором обусловлено надлежащим исполнением своих обязательств другой стороной (первоначального исполнения), юридически значимыми являются обстоятельства того, какой из сторон должно быть осуществлено первоначальное, а какой последующее исполнение, а также обстоятельства установления невозможности исполнения одного требования в отсутствие исполнения другого.


В пункте 16.3 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. N 861, установлено, что обязательства сторон по выполнению мероприятий по технологическому присоединению в случае заключения договора с лицами, указанными пункте 14 этих Правил (физического лица в целях технологического присоединения энергопринимающих устройств, максимальная мощность которых составляет до 15 кВт, которые используются для бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, и электроснабжение которых предусматривается по одному источнику), распределяются следующим образом: заявитель исполняет указанные обязательства в пределах границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя; сетевая организация исполняет указанные обязательства (в том числе в части урегулирования отношений с иными лицами) до границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя.
Подпунктом "г" пункта 25 (1) названных выше Правил установлено, что в технических условиях для заявителей, предусмотренных пунктом 14 Правил, должно быть указано распределение обязанностей между сторонами по исполнению технических условий (мероприятия по технологическому присоединению в пределах границ участка, на котором расположены энергопринимающие устройства заявителя, осуществляются заявителем, а мероприятия по технологическому присоединению до границы участка, на котором расположены энергопринимающие устройства заявителя, включая урегулирование отношений с иными лицами, осуществляются сетевой организацией).
Пунктом 11.1 технических условий N Z-4984/13 для присоединения к электрическим сетям ОАО "Янтарьэнерго" на Чаплыгину Т.В. возложена обязанность произвести монтаж электросети от точки присоединения (через ЩВУ) до ВРУ 0,4 кВ объекта СИП или КД соответствующей пропускной способности.
Из содержания проекта - рабочей документации ШВУ жилого дома по адресу: <...>, кадастровый номер <...> (заказчик Чаплыгина Т.В.), следует, что монтажные работы согласно проекту проводятся только после выполнения АО "Янтарьэнерго" обязательств по техническим условиям N Z-4984/13 и уточнения месторасположения опоры "новая" ВЛ-0,4 кВ Л "новая" от ТП "новая" (л.д. 20, 21).
Как следует из материалов дела, ответчиком не возведены ни трансформаторная подстанция, ни высоковольтные линии электропередачи, которые должны быть подведены к участку истца в соответствии с пунктом 10 вышеназванных технических условий, где должна располагаться точка присоединения, что не позволяет осуществить истцу подвод кабеля к ней и установить необходимое электрооборудование.
Таким образом, из положений технических условий и рабочей документации с учетом специфики спорного правоотношения следует, что исполнение истцом принятых на себя в рамках заключенного договора об осуществлении технологического присоединения обязательств возможно только после исполнения сетевой организацией обязательств, предусмотренных пунктом 10 технических условий N Z-4984/13.
В силу пункта 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
Согласно пункту 4 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.
Таким образом, обязанность доказывать наличие обстоятельств, освобождающих АО "Янтарьэнерго" от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства перед истцом, лежала именно на ответчике, однако таких доказательств им представлено не было и суд такие обстоятельства не устанавливал.
Из ответов АО "Янтарьэнерго" следует, что неисполнение обязательств по договору вызвано необходимостью подготовки и утверждения технического задания, предусматривающего выбор подрядной организации и заключение договора на реализацию проекта по строительству новых объектов электросетевого хозяйства. Так, указано, что сетевой организацией по титулу "Строительство ТП 15/0,4 кВ, ЛЭП 15 кВ от ВЛ 15-07 (700 м), ВЛИ 0,4 кВ в пос. Ново-Дорожный, ул. Мирная, Гурьевского района" разработано техническое задание, формируется пакет документов для проведения конкурентных процедур способом "открытый запрос предложений" по выбору подрядной организации на разработку рабочей документации и выполнение строительно-монтажных работ. Предположительный срок выполнения мероприятий по договору об осуществлении технологического присоединения 30 ноября 2016 г. (л.д. 30).
В письме АО "Янтарьэнерго" от 15 апреля 2016 г. указано, что выполнение объема работ по титулу "Строительство ТП 15/0,4 кВ, ЛЭП 15 кВ от ВЛ 15-07 (700 м), ВЛИ 0,4 кВ в пос. Ново-Дорожный, ул. Мирная Гурьевского района" не запланировано в инвестиционной программе АО "Янтарьэнерго" на 2016 год; разработка рабочей документации и выполнение строительно-монтажных работ будет продолжено после изыскания источника финансирования (л.д. 102).


В соответствии с пунктом 2 статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае непредоставления обязанной стороной предусмотренного договором исполнения обязательства либо при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.
На неполучение встречного предоставления в виде исполнения Чаплыгиной Т.В. своей части обязательства по заключенному договору и на приостановление в связи с этим исполнения по правилу пункта 2 статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации до обращения потребителя в суд за защитой нарушенного права ответчик не ссылался.


Перечисленные выше обстоятельства, имеющие существенное значение для решения вопроса об ответственности сторон за невыполнение обязательств по договору об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, в нарушение требований части 4 статьи 67 и части 4 статьи 198 Гражданского кодекса Российской Федерации судом первой инстанции не установлены.
С учетом допущенных судом первой инстанции ошибок в применении норм материального и процессуального права постановленное судебное решение нельзя признать отвечающим требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Суд апелляционной инстанции ошибки нижестоящего суда не исправил.
Исходя из вышеизложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без нового рассмотрения дела.
Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса.
Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").
С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 22 марта 2017 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 22 марта 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.


1 комментарий:

  1. Сергей Можайкин18 июля 2018 г., 1:14

    На мой взгляд, это важно - исполнение второй стороны взятых на себя обязательств, если при этом первая сторона выполнила все свои обязательства. У меня был случай из жизни, когда мой деловой партнёр отказался исполнять часть своих обязательств, которые были предусмотрены при составлении с ним договора, между тем я, в свою очередь, свои обязательства выполнил. В итоге, суд обязал моего делового партнёра исполнить взятые им на себя обязательства по статье 309, как она и описана выше.

    ОтветитьУдалить