Когда договор считается расторгнутым

Уведомление общества о расторжении договора может считаться доставленным в день его возврата с отметкой "истек срок хранения", а действие договора прекращенным с этой даты.



ВЕРХОВНЫЙ СУД 
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 марта 2018 г. по делу N 305-ЭС17-22712

Резолютивная часть определения объявлена 13.03.2018.
Полный текст определения изготовлен 20.03.2018.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Хатыповой Р.А.,
судей Борисовой Е.Е., Чучуновой Н.С.,
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Строй-Проект" на постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.10.2017 по делу N А40-214588/2016 Арбитражного суда города Москвы,
при участии в судебном заседании представителей общества с ограниченной ответственностью "Строй-Проект" Александрова С.В., общества с ограниченной ответственностью "Русская строительная компания" Колодко В.В., Пономаревой И.А.,

установила:

общество с ограниченной ответственностью "Строй-Проект" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Русская строительная компания" (далее - компания) о взыскании 5 250 000 руб. задолженности, 1 461 250 руб. неустойки, 1 435 000 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.
Решением суда первой инстанции от 21.03.2017 в удовлетворении иска отказано.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2017 решение суда отменено в части отказа в удовлетворении требований о взыскании основного долга и неустойки за просрочку в выполнении работ, с компании в пользу общества взыскано 5 250 000 руб. основного долга, 1 461 250 руб. неустойки, 55 507 руб. 97 коп. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины, решение в части отказа в удовлетворении требований о взыскании 1 435 000 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами оставлено без изменения.
Постановлением суда округа от 23.10.2017 постановление апелляционного суда от 22.06.2017 в части отмены решения суда от 21.03.2017 и взыскания с компании в пользу общества 5 250 000 руб. основного долга, 1 461 250 руб. неустойки, 55 507 руб. 97 коп. расходов по уплате государственной пошлины отменено, решение суда в указанной части и постановление апелляционного суда в остальной части оставлены без изменения.
В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель просит отменить постановление суда кассационной инстанции, ссылаясь на существенное нарушение судом округа норм права.
Представитель общества в судебном заседании поддержал доводы кассационной жалобы, а представители компании возражали против доводов жалобы, ссылаясь на отсутствие оснований для ее удовлетворения.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобе и в отзыве на нее, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.
Как установлено судами и усматривается из материалов дела, между обществом (подрядчик) и компанией (субподрядчик) 03.06.2013 был заключен договор субподряда N 03/06/13 СП (далее - договор) на выполнение субподрядчиком по поручению подрядчика комплекса строительных работ.
Дата окончания работ установлена 25.07.2013 (пункт 1.7 договора).
В пункте 14.7 стороны согласовали, что договор вступает в силу с даты его подписания сторонами и действует до полного выполнения всех обязательств сторон.
Платежными поручениями от 14.06.2013 N 859 и от 27.06.2013 N 906 подрядчик во исполнение обязательств по договору перечислил субподрядчику 5 250 000 руб. аванса.
Поскольку субподрядчик к выполнению работ не приступал, результат работ к приемке в установленные сроки не предъявлял, подрядчик письмом от 19.09.2013 N юр/10/09 на основании статей 405, 450, 452, 708, 715 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и пункта 12.4 договора заявил об одностороннем внесудебном его расторжении, потребовав субподрядчика возвратить неотработанный аванс и оплатить неустойку за нарушение срока выполнения работ.
Не получив требуемую сумму от субподрядчика, общество 24.10.2016 обратилось в суд с настоящим иском.
При рассмотрении дела в суде первой инстанции компания заявила о пропуске обществом срока исковой давности.
Согласно статье 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.
В силу пункта 2 статьи 200 ГК РФ по обязательствам, срок исполнения которых не определен, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства.
Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 196, 199, 200 ГК РФ, положениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", пришел к выводу о том, что истцом пропущен срок исковой давности, о применении которого заявил ответчик. Свой вывод суд обосновал тем, что срок исполнения обязательств компанией был установлен до 25.07.2013, с учетом даты подачи искового заявления 24.10.2016 срок исковой давности истек 25.07.2016.
Суд апелляционной инстанции, связав начало течения срока исковой давности с моментом расторжения договора, признал, что срок исковой давности по состоянию на 24.10.2016 не истек, поскольку обязательства, образующие предмет договора, не могли прекратиться ранее 08.01.2014, когда обществу было возвращено почтой ввиду истечения срока хранения письмо от 19.09.2013 об отказе от договора; право потребовать возврата неотработанного аванса возникло у общества только после расторжения договора.
Установив отсутствие доказательств выполнения работ и обоснованность заявленных истцом требований в части взыскания неотработанного аванса на основании статьи 1102 ГК РФ, неустойки за нарушение сроков выполнения работ, и, руководствуясь статьями 165.1, 196, 425, 708 ГК РФ, апелляционный суд частично удовлетворил иск, оставив решение суда в части отказа во взыскании процентов без изменения.
Суд округа, отменяя постановление апелляционного суда в части удовлетворенных требований, согласился с выводами суда первой инстанции, указав, что срок исковой давности подлежит исчислению не с момента прекращения договора, а по общему правилу пункта 1 статьи 200 ГК РФ со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (нарушении ответчиком договорной обязанности).
Между тем судом округа не учтено следующее.
Согласно пункту 1 статьи 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным данным Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.
В соответствии с пунктом 2 статьи 715 ГК РФ, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.
Пунктом 3 статьи 450 ГК РФ (в редакции, действовавшей в спорный период) установлено, что в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.
В силу положений пункта 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).
Из пункта 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении" следует, что положения пункта 4 статьи 453 ГК РФ не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала. При ином подходе на стороне ответчика имела бы место необоснованная выгода.
Как усматривается из материалов дела и установлено судами, письмом от 19.09.2013 истец уведомил ответчика об одностороннем расторжении договора, выразив свою волю на прекращение договора, и обосновал это нарушением субподрядчиком условий договора.
В пункте 12.4 договора стороны предусмотрели, что подрядчик вправе расторгнуть договор в одностороннем внесудебном порядке в случае задержки субподрядчиком начала выполнения работ, нарушения сроков выполнения работ и других условий договора.
При рассмотрении дела доказательств выполнения работ компанией не представлено, что свидетельствует о нарушении субподрядчиком условий договора и об отсутствии с его стороны встречного исполнения на перечисленную сумму аванса.
Пунктом 12.4 договора стороны также согласовали, что договор считается расторгнутым с момента получения уведомления о его расторжении.
В силу пункта 1 статьи 165.1 ГК РФ заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.
Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.
Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" и содержащей толкование положений статьи 165.1 ГК РФ, юридически значимое сообщение, адресованное юридическому лицу, направляется по адресу, указанному в едином государственном реестре юридических лиц либо по адресу, указанному самим юридическим лицом. При этом необходимо учитывать, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресам. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не находится по указанному адресу (пункт 63).
Юридически значимое сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено, но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним. Например, сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем она была возвращена по истечении срока хранения (пункт 67).

Из материалов настоящего дела следует, что, подтверждая факт направления компании уведомления об одностороннем расторжении договора и его доставки, общество представило возвращенный почтой конверт с сообщением, направленным по юридическому адресу компании, и квитанцию с отметкой "истек срок хранения" от 08.01.2014.

Изложенное подтверждает соблюдение обществом условий договора о направлении уведомления об одностороннем расторжении договора, которое не было вручено по обстоятельствам, не зависящим от общества, и возвращено по истечении срока хранения.

С учетом приведенной нормы права, исходя из установленных по делу обстоятельств, уведомление общества может считаться доставленным 08.01.2014, в день его возврата с отметкой "истек срок хранения", а действие договора прекращенным с этой даты, как правильно установил суд апелляционной инстанции.

Следовательно, с расторжением договора у субподрядчика отпали правовые основания для удержания перечисленных подрядчиком денежных средств. Право сохранить за собой авансовые платежи с этого момента прекратилось и на основании пункта 1 статьи 1102 ГК РФ у компании возникло обязательство по их возврату обществу.
Как следует из правовой позиции, изложенной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 01.12.2011 N 10406/11, право требования возврата неосновательного обогащения до момента расторжения договора в связи с нарушением его условий у общества отсутствовало, и это требование не могло быть предъявлено должнику.
Поскольку подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с субподрядчика суммы основного долга и штрафных санкций 24.10.2016, вывод судов первой и кассационной инстанций о пропуске им срока исковой давности является необоснованным.
Таким образом, Судебная коллегия полагает, что оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции судом округа не имелось.
Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее - АПК РФ).
Судебная коллегия приходит к выводу о том, что суды первой и кассационной инстанций допустили существенные нарушения норм материального права, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ постановление суда округа от 23.10.2017 подлежит отмене, а постановление суда апелляционной инстанции от 22.06.2017, которым отменено решение суда первой инстанции в части требований о взыскании суммы долга и неустойки, - оставлению без изменения.
Руководствуясь статьями 176, 291.11 - 291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.10.2017 по делу N А40-214588/2016 Арбитражного суда города Москвы отменить.
Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2017 по тому же делу оставить без изменения.
Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
Р.А.ХАТЫПОВА

Судья
Е.Е.БОРИСОВА

Судья
Н.С.ЧУЧУНОВА

1 комментарий:

  1. Казалось бы простая ситуация, расторгнуть договор, имея на это полное право, и уведомить об этом другою сторону, потому что иначе договор расторгнутым не считается. Но дело усложняется в наше время тем, что никто не проверяет фактическое нахождение фирм по тем адресам, которые они указывают в своих реквизитах. Поэтому то, предприниматели варятся в своем соку, взаимодействуя только с хорошо знакомыми партнерами.

    ОтветитьУдалить